Поиск по сайту
 
 
 
  Вступить в партию
 
       
 
 
       















 
 
СССР и Россия


Общепринятой в сознании большинства граждан стала за последние два десятилетия установка: в декабре 1991 года Советский Союз «распили на троих» тогдашние руководители России, Украины и Белоруссии Борис Ельцин, Леонид Кравчук и Станислав Шушкевич. Впрочем, можно назвать их российских сподвижников рангом пониже – Шахрая, Гайдара, Бурбулиса и Козырева. Особо памятливые знатоки истории еще припомнят, наверное, тогдашних премьер-министров Украины и Белоруссии – Фокина и Кебича, давно уже ушедших в политическое небытие.

Разумеется, участников мероприятия по ликвидации Советского Союза гораздо больше. Для того, чтобы подписанные в беловежских Вискулях документы приобрели видимость легитимных актов, была нужна их ратификация парламентами хотя бы трех вышеупомянутых республик, чьи руководители вынесли свой приговор Союзу.

В отличие от современного российского парламента, тогдашний парламент РСФСР представлял реальную политическую силу и мог при необходимости заблокировать решения исполнительной власти, в том числе и президента. Нас, понятно, больше интересует, кто и как голосовал в российском парламенте, но все же в двух словах упомянем и о ратификации Беловежских соглашений в Верховных Советах Украины и Белоруссии.

Известно, что в украинском Верховном Совете за ратификацию соглашений и денонсацию Союзного договора 1922 года проголосовали почти все депутаты. Причем, как коммунисты, имевшие тогда устойчивое большинство в парламенте, так и антикоммунисты-националисты. Против Беловежских соглашений проголосовало лишь трое. Один из них, Альберт Корнеев, был также единственным депутатом ВС УССР, проголосовавшим 24 августа 1991 года против Акта провозглашения независимости Украины. А вот двое других были столь радикальными националистами, что не желали иметь с «москалями» ничего общего даже в рамках создаваемого СНГ.

В Верховном Совете Белоруссии против Беловежских соглашений проголосовал только один депутат - Тихиня, впоследствии ставший председателем Конституционного суда республики. Правда, многие утверждали, что единственным депутатом, проголосовавшим «против», был нынешний президент Белоруссии Александр Лукашенко. Он не раз говорил, что всегда был против «Беловежского сговора». Возможно. Но на самом деле Лукашенко, как и еще несколько тогдашних белорусских депутатов, просто не участвовал в голосовании.

Обратимся к Верховному Совету России. Строго говоря, согласно Конституции, принятие решений подобного рода не входило в полномочия Верховного Совета - это была прерогатива Съезда народных депутатов. Но 12 декабря 1991 года его никто собирать не стал, а председатель Верховного Совета Руслан Хасбулатов просто заверил сомневавшихся, что вопрос обязательно поднимут на ближайшем Съезде.

Итак, в декабре 1991 года Верховный Совет РСФСР насчитывал 247 депутатов. Для  принятия решения требовалось 124 голоса.

Как же Верховный Совет ответил на призыв Б.Ельцина утвердить Беловежские соглашения и принять следующую резолюцию: «Руководствуясь Декларацией о государственном суверенитете РСФСР и в соответствии с пунктом 15 статьи 109 Конституции, Верховный Совет постановляет денонсировать договор об образовании Союза Советских Социалистических Республик, утвержденный первым Съездом Советов СССР 30 декабря 1922 года в городе Москве»?

Ряд фракций - «Коммунисты России», «Аграрный союз», «Отчизна», «Россия» - находились в резкой оппозиции и к Ельцину с его правительством, и к Хасбулатову, которого считали ельцинским ставленником.

Например, фракция «Коммунисты России» имела в Верховном Совете 22 места. За ратификацию соглашений проголосовали все 15 участвовавших в голосовании коммунистов. За денонсацию Союзного договора - 13 (воздержались депутаты Решульский и Санаев). Отсутствовали (во всяком случае, не участвовали ни в одном из данных голосований) 7 депутатов-коммунистов.

Фракция «Отчизна», состоявшая на тот момент, как считалось, из еще более ортодоксальных коммунистов, имела 10 мест в Верховном Совете. За ратификацию Беловежских соглашений проголосовали 6 депутатов, в том числе - один из последних секретарей ЦК КПСС Юрий Манаенков и один из лидеров будущей КПРФ в будущей Думе космонавт Виталий Севастьянов. Он, правда, высказал сожаление, что распалась великая страна, но выразил надежду, что хоть так можно будет покончить с правлением Горбачева. Четверо (включая двух упомянутых выше) голосовали и за денонсацию Союзного договора. Остальные не голосовали или отсутствовали.

Из 19 депутатов фракции «Аграрный союз» за ратификацию Беловежских соглашений голосовали 14 человек, за денонсацию Союзного договора – 11.

Лидеры фракции «Россия» Сергей Бабурин и Николай Павлов, проголосовав против ратификации, не смогли убедить своих сторонников сделать то же самое. В итоге, из 24 членов фракции за ратификацию соглашений проголосовали 17, за денонсацию Союзного договора - 10 депутатов группы (против - только Бабурин, воздержались двое, в том числе – Павлов).

Из пяти нефракционных оппозиционеров за ратификацию Беловежских соглашений отдали голос трое, против - двое. За денонсацию Союзного договора - двое, против - один. Оба принципиальных противника независимости России от СССР, что любопытно, в прошлом были лидерами «демократических движений» Ленинграда (Ленинградский Народный фронт) и Свердловска («Демократический выбор») - Илья Константинов и Владимир Исаков соответственно. Позже оба станут сопредседателями антиельцинского Фронта национального спасения.

Еще три фракции - «Смена», «Промышленный союз» и «Суверенитет и равенство» - относили себя к «центристам», хотя, в целом, в то время обычно поддерживали Ельцина.

Во фракции «Смена» из 22 депутатов за ратификацию соглашений проголосовало 11 депутатов, против – трое (Балала, Лысов, Полозков). За денонсацию Союзного договора - 10. Против - Лысов, воздержался Шуйков. Семеро, в том числе «взглядовец» Александр Любимов, отсутствовали.

«Промышленный союз» в то время был представлен в Верховном Совете только тремя депутатами - на Съезде фракцию представляли несколько десятков человек, но работать на постоянной основе в Верховном Совете большинство руководителей предприятий себе позволить не могли. Все трое и проголосовали и за ратификацию соглашений, и за денонсацию Союзного договора.

25 из 30 депутатов фракции «Суверенитет и равенство», представлявшей национальные автономии, проголосовали за ратификацию Беловежских соглашений, воздержались двое. 21 депутат данной фракции проголосовал за денонсацию Союзного договора. Из трех депутатов от автономий, в то время не входивших во фракцию «Суверенитет и равенство», за ратификацию проголосовали двое - Абдулатипов и Назметдинова. Космонавт Муса Манаров отсутствовал. За денонсацию союзного договора голосовала только Назметдинова (Рамазан Абдулатипов в этом голосовании не участвовал).

Еще ряд фракций, а именно «Рабочий союз России», «Свободная Россия» (бывшая «Коммунисты за демократию» Александра Руцкого), «Левый центр», «Объединенная фракция РПРФ-СДПР» и группа «Беспартийные депутаты» считались «демократами» той или иной степени «умеренности».

Во фракции «Рабочий союз России», объединявшей по профессиональному признаку политически довольно разных депутатов (от демократического шахтера Александра Бира до будущего соратника Сажи Умалатовой Ивана Шашвиашвили), за ратификацию проголосовали все 12. За денонсацию Союзного договора - только 7. Воздержались Шашвиашвили и Луговой, не голосовали С.Андропов, Сорокин и В.Яковлев.

Из 15 «Беспартийных депутатов» за ратификацию проголосовали 14, за денонсацию - 12.

Из 15 руцкистов («Свободная Россия») за ратификацию проголосовали 15, за денонсацию - 12 (воздержался В.Грачев, не голосовали Б.Кондрашов и В.Иконников). Ни в одном голосовании не участвовал впоследствии примкнувший к руцкистам независимый депутат Иона Андронов.

«Левый центр» (22 депутата Верховного Совета, в том числе С.Шахрай, Д.Волкогонов, С.Степашин, Е.Лахова) по обоим вопросам проголосовал единогласно: 20 - за, двое отсутствовали.

Из 4 нефракционных депутатов, чуть позже вступивших в «Левый центр», за ратификацию проголосовали трое, за денонсацию - 1, еще один отсутствовал.

Из 10 умеренных нефракционных депутатов, примыкавших либо к демократам (В.Морокин, В.Шорин), либо к коммунистам (Е.Строев), либо к новой российской «партии власти» (тогдашний генеральный прокурор В.Степанков, следователь А.Гуров, Г.Фадеев, ставший при Ельцине министром путей сообщения, и др.) и за ратификацию, и за денонсацию проголосовали все.

Объединенная фракция РПРФ-СДПР в лице обоих своих депутатов В.Шейниса и О.Румянцева проголосовала за ратификацию беловежских соглашений, но не участвовала в голосовании по денонсации Союзного договора.

Готовыми поддержать чуть ли не любое предложение Ельцина в Верховном Совете считались фракции «Демократическая Россия» и «Радикальные демократы». Из 17 депутатов «Демократической России» за ратификацию проголосовали 14 (в том числе Л.Пономарев, Г.Якунин, С.Ковалев, В.Лукин), не голосовал С.Шаталов. За денонсацию Союзного договора - тоже 14, не голосовал В.Клювгант. Отсутствовали двое.

Ну а «Радикальные демократы» (10 человек, в том числе Михаил Молоствов, Сергей Носовец, Александр Политковский, Владимир Шумейко) проголосовали единогласно «за».

Итак, по вопросу о ратификации Беловежских соглашений голоса распределились следующим образом:

за - 188 (76,1%)
против - 6 (2,4%)
воздержалось - 7 (2,8%)
голосовало - 201 (81,4%)

А вот как проголосовали за денонсацию Союзного договора:

за - 161 (65,2%)
против - 3 (1,2%)
воздержалось - 9 (3,6%)
голосовало - 173 (70,0%)

Против постановления о ратификации Беловежских соглашений проголосовали С.Бабурин, Н.Павлов, В.Исаков, И.Константинов, С.Полозков, В.Балала, П.Лысов.

Против денонсации Союзного договора проголосовали В.Исаков, С.Бабурин, П.Лысов.

Воздержались по вопросу о денонсации Союзного договора 9 человек: В.Грачев, Н.Павлов, С.Решульский, З.Ойкина, К.Руппель, В.Шуйков, В.Санаев, И.Шашвиашвили, А.Луговой.

Кстати, Руслан Хасбулатов сдержал слово и на очередном Съезде народных депутатов, собравшемся в апреле 1992 года, вопрос о ратификации принятых Верховным Советом решений был-таки поднят. Но к этому времени уже стало ясно, что «поезд ушел», а решения так и не было принято. Так что строго юридически можно согласиться с теми, кто утверждает, что Беловежские соглашения не ратифицированы в законном порядке Россией, и поэтому Советский Союз формально существует и по сей день.

Источник: km.ru


Назад к списку

Смотрите также:



     
 
Наши партнеры






 
  Политическая партия «Рожденные в СССР»
Все права защищены © 2012-2013